Разместить рекламу  

ProZorro или система-монополист?

Около 40 ранее самостоятельно функционирующих площадок электронных торгов, что практически составляет весь рынок, сегодня подключены к системе электронных государственных закупок ProZorro.

ProZorro или система-монополист?

Еще с 1 августа 2016 г. система ProZorro стала обязательной к применению для всех государственных заказчиков при закупке от 200 тыс. грн для товаров и от 1,5 млн грн для заказов на выполнение работ, информируют Экономические Известия.

Через электронные аукционы системы ProZorro уже реализуются активы обанкротившихся банков, имущество государственных и коммунальных предприятий, материалы и оборудование, бывшие в употреблении, а также права аренды. Недавно в Фонде государственного имущества Украины заявили и о запуске через электронную площадку ProZorro пилотного проекта приватизации небольших государственных предприятий.

Согласно официальным данным Минэкономразвития, во ІІ квартале 2017 г. в сфере публичных закупок было заключено 202 тыс. договоров на общую сумму 114 млрд грн. В них приняли участие 69 тыс. субъектов.

Между тем тех, кто не хочет подключаться к системе торгов ProZorro или не желает осуществлять закупки в ProZorro, всячески пытаются запугать.

В частности, это касается государственного предприятия СЕТАМ (Система электронных торгов арестованным имуществом). Ранее, еще до появления ProZorro, систему обвиняли в том, что она занимает монопольное положение на рынке электронных торгов. Сегодня то, что СЕТАМ, несмотря на еще осенью прошлого года подписанный с ProZorro меморандум о сотрудничестве, так и не присоединилась к системе ProZorro, многие трактуют как ее нежелание работать на паритетных началах и развивать рыночные сервисы. В этом контексте СЕТАМ создается негативный образ торговой площадки, которая занимается теневыми сделками.

Это приводит к тому, что все больше игроков рынка покидают СЕТАМ. И логика здесь проста — если ты торгуешь на площадке, которая занимается теневыми сделками, значит, ты «нечистый на руку». Такая репутация не нужна никому. Таким образом, можно предположить, что в случае, если СЕТАМ так и не присоединится к системе электронных торгов ProZorro, она, как говорится, «канет в Лету». Другими словами — закроется.

Много обвинений в непрозрачности и коррупционности летит сегодня и в сторону государственной компании «Укрзалізниця», руководство которой недавно заявило о своих намерениях частично отказаться от процедуры проведения тендеров на закупку продукции в системе электронных закупок ProZorro.

Между тем и.о. председателя правления УЗ Евгений Кравцов такую позицию компании объясняет тем, что в тендерах, которые проводит «Укрзалізниця» по закупке продукции для железнодорожной инфраструктуры, участвуют не сами производители, а посредники, которые выходят на торги с ценами, почти вдвое выше реальной стоимости продукции производителей. «Ситуацию осложняет и то, что компании, так называемые прокладки, блокируют торги жалобами в АМКУ и затягивают сроки их проведения, срывая поставки. Это может негативно влиять на безопасность движения и операционную деятельность перевозчика», — говорит он.

Того, что нужен какой-то новый механизм, по которому можно удовлетворить интересы украинских производителей и обеспечить «Укрзалізниці» стабильные поставки продукции по справедливым ценам, похоже, никто слышать не хочет. Ведь у нас есть ProZorro. И кто не играет по правилам ProZorro — тот нечестный и коррупционер.

Между тем остается неясно, кому принадлежит центральная база данных системы ProZorro, кто несет ответственность за сохранение целостности данных и средства безопасности и почему система не прошла КСЗИ.

О том, что украинская система электронных торгов ProZorro является сомнительно прозрачной и поддается ручному управлению, говорят уже и в странах Евросоюза. В частности, еще в начале июля на польском интернет-ресурсе Sarmatia вышла статья, в которой говорится о манипуляциях по результатам аукционов, проведенных на платформе ProZorro. «Факты манипулирования результатами аукционов доказывают, что, несмотря на все заверения разработчиков платформы, ProZorro легко можно использовать для того, чтобы «подогнать» тендеры под конкретных покупателей в зависимости от воли политиков», — говорится в статье.

Похоже, та же «воля политиков» заставляет выходить на платформу ProZorro и тех, кто этого не планировал. Так, например, в конкурсе Приватбанка на отбор организатора торгов по реализации имущества, находящегося на балансе госбанка, в виде залогового имущества должников и имущества бывших владельцев Приватбанка, победил СЕТАМ, как единственная площадка, отвечающая прописанным тендерным требованиям.

Но, как можно было понять из поста на Facebook-странице бывшего корпоративного секретаря Приватбанка Виктории Страховой, обращение в адрес Приватбанка от украинского представительства международной антикоррупционной организации Transparency International (один из основателей ProZorro) о том, что они не смогли принять участие в конкурсе, поскольку выписанное банком положение о продаже имущества не подходит под их модель, под давлением Кабмина заставило банк переписать положение таким образом, чтобы финансовое учреждение, кроме того, чтобы работать с победителем конкурса — СЕТАМ, работало еще и с ProZorro.Продажи. Насколько такие действия были честными и прозрачными по отношению к СЕТАМ и можно ли их вообще считать здесь конкурентной борьбой — вопрос еще тот.

Впрочем, есть и другие вопросы. Еще в начале августа этого года участники рынка высказывали возмущение по поводу того, что ProZorro.Продажи пытается монополизировать доступ к реализации определенных видов имущества. Так, за так называемое подключение к системе торгов, например, Фонду госимущества, через ProZorro.Продажи озвучивалась цифра в $18 тыс. Эти деньги, согласно логике разработчиков ProZorro.Продажи, должны были пойти на адаптацию системы к новому виду торгов.

Тогда члены ассоциации «Биржевые и электронные площадки» указывали на то, что к системе ProZorro.Продажи, которая занимается обеспечением реализации имущества банков-банкротов, бесплатно было подключено около 40 электронных площадок, что действительно демонстрирует открытость системы, а к торгам по ФГИУ подключены всего лишь 9 площадок.

«Хотелось бы видеть преимущества системы ProZorro.Продажи перед другими торговыми площадками. Неужели все площадки, торгующие имуществом ФГИУ, — неликвидные и их можно «выбросить» с рынка? Где же тогда рыночные отношения, где конкуренция?» — задавался тогда вопросом директор Товарной биржи «УТСБ» Юрий Тараторин.

В ассоциации «Биржевые и электронные площадки» говорили о необходимости создания конкурентных условий при реализации имущества ФГИУ. Там настаивали на том, что к реализации имущества ФГИУ должно быть допущено несколько различных торговых платформ, или же присоединение к ProZorro.Продажи должно происходить на одинаковых для всех условиях — бесплатно.

«В мировой экономике не существует примеров эффективных монополий. Рано или поздно они становятся апатичными к развитию и предоставлению качественных услуг. Мы должны стремиться создать условия для конкуренции между торговыми системами для того, чтобы покупатели имели возможность сознательного выбора и получали качественные услуги», — заявил в этой связи директор ассоциации «Биржевые и электронные площадки» Олег Падалка.

К слову, за подключение к торгам по Приватбанка ProZorrо также просила у площадок заплатить по $18 тыс. благотворительного взноса. Тем самым искусственно ограничивался их вход на рынок. Куда, кому и на что идут эти деньги — непонятно. По наблюдению экспертов, существует центральная база данных, из которой в дальнейшем создаются клоны.

О том, что нельзя превращать систему электронных торгов ProZorro в монополиста рынка, говорит в комментарии «i» экономический эксперт Виктор Лисицкий. «Монополизм в рыночной экономике — это такой фактор, который может генерировать что угодно. Он может генерировать разного рода сговоры, неправильные решения. Распределение крупных финансовых сумм будет способствовать созданию определенных группировок. Я считаю, что система ProZorro должна иметь или какого-то своего конкурента, или иметь систему противовесов. Нужно отрабатывать систему контроля за тем, как принимаются здесь и как выполняются решения. Сейчас все на ProZorro. А кто это ProZorro проверяет? Сейчас есть какие-то независимые экспертные группировки, которые время от времени трясут это ProZorro? Нет. По моему мнению, здесь все документы, за отдельными исключениями, когда государственная тайна или вопрос национальной безопасности, должны быть доступны широкой общественности», — говорит он.

В свою очередь, первый заместитель министра экономразвития и торговли Максим Нефедов, который, по сути, курирует ProZorro, говорит: «Речь идет не о том, чтобы с кем-то конкурировать. Мы же не являемся продавцами в чистом виде или каким-то бизнесом, который хочет захватить определенную часть рынка. Наша идея очень проста — если каждый понемногу продает в своем «огражденном загончике», то это приводит, во-первых, к неудобствам потребителей, так как вам нужно зарегистрироваться на всех 40 или 50 площадках, имеющих в стране (вряд ли вы будете это делать). Во-вторых, к меньшей ликвидности. В-третьих, много мест создают асимметрию информации».

«Не совсем монополией» в комментарии «i» систему ProZorro называет директор консалтинговой компании William Іnvest Еxpert Виктор Медведь. «Я не вижу ничего плохого в той системе, что у нас есть. Фактически это не совсем монополия. Есть альтернативные варианты. Фактически несколько площадок есть. ProZorro выполняет чисто техническую функцию, а все торги проходят на торговых площадках, и торговых площадок очень много», — говорит он.

Источник: ekonomika.eizvestia.com